Cats-Warriors. Time is a river!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Cats-Warriors. Time is a river! » Лагерь » Главная поляна


Главная поляна

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://savepic.net/4296048.jpg


Тут находится самый центр лагеря. Солнечные лучи полюбили эту полянку и от этого тут всегда тепло. Старейшины любят погреться на солнышке, котята исследуют лагерь. Поляна покрыта небольшим слоем затоптанной травы. Здесь всегда есть коты, которые погружены с головой в дело, или же обсуждают последние новости.

0

2

Глаза Ракитник открыла относительно недавно, собственно, поэтому у неё в разгар дня был такой усталый, сонный вид. Кошка сидела на главной поляне, глупо смотря вперёд на глухой камень своим прозрачным взором, как будто пытаясь что-то просверлить в нём. К сожалению, эта воителница в детстве плохо практиковался в магии, да и глаза её не имели способности испепелять окружающие предметы, хотя сейчас это умение ой как пригодилось бы. Мысли были заняты разнообразными проклятиями и ругательными словами. Почему же? Всю ночь этой кошке не удавалось уснуть из-за непонятных звуков, доносившихся с улицы, если подобным образом возможно назвать открытую местность за пределами палатки воителей, и если, конечно, открытой местностью можно назвать поляну племени. По собственный дурости этот комок меха не смог после первого же шороха выйти наружу, чтобы поскорее обнаружить источник недомоганий и наконец-то вернуться к прекрасным сновидениям. Поэтому приходилось терпеть всё это несколько часов до самого восхода солнца, пока кое-кто из воителей не поднимется и не прогонит страшного шуршащего демона подальше от Ракитник. И, о Звёздные Предки, с первыми же лучами яркого светила проснулся похожий герой! И он вышел на главную поляну, и он избавил Ракитник от «бессонницы»! Воительница могла бы спать спокойно, но только один факт никак не мог помириться с её сознанием. «Это был котёнок» – пробурчал успевший полюбиться за пару секунд сна герой. В тот же миг Ракитник вскочила, чтобы сперва располосовать морду этому горе-спасителю за задетую гордость, а потом выкинуть мышеголового котёнка-полуночника в реку на территории Речного племени. Но соплеменники вовремя сумели образумить разъярённую вояку. Ракитник успокоилась, да и слепая злость на друга и несмышленого котёнка куда-то испарилась, уступив место самокритике. А после она уснул, тихо сопя в пустой палатке, ибо остальные кошачьи ушли по своим воинским делам. Теперь вам понятно происхождение такого ужасного вида?

Но ночь была далеко позади, настал день, солнце светит, птицы поют, а значит, в этот самый момент найдётся тот, кто решиться разрушить подобную идиллию. Ракитник уже приходила в себя, почти что убрав ночной конфуз из своей памяти. В голову начали поступать жизнерадостные мысли, в душе появилось желание прожить этот день спокойно, оставаясь в лагере. Перед глазами розовой дымкой плавно поплыли образы, нарисованные лёгкой акварелью. Сначала появилось розоватое солнце, за ним вереницей облака, были видны деревья и кустарники, сосны и ели, только на этот раз без своей привычной черноты. Интуиция подсказывала, что воображение воительницы рисует поляну племени Ветра: вот лёгким мазком обрисовалась палатка королев, рядом жилище старейшин, куча с добычей. Точнее сказать куча с тучей добычи. А рядом? Воительница среднего роста, в котором Ракитник сумела узнать саму себя. Подходит вальяжной походкой и ложится рядом с аппетитнейшим кроликом, в два раз больше любой кошки. Ракитник ненароком облизнулась, увидя, как воображаемая она поедает воображаемого кролика. Когда с трапезой было закончено, на мыслимую главную поляну потянулись воители. Они медленно подошли к самке и легко приземлились рядом с ней. Пасть расплылась в непонятной улыбке от подобного зрелища. Наклёвывается что-то интересное…

Но вдруг она быстро потрясла головой, в жалости отгоняя подобные мысли, боясь, что кто-нибудь сможет их прочитать. К слову, а кошки умеют читать?

+1

3

Рябина вышла из палатки воителей. Солнце освещало главную поляну. Лёгкий ветерок дул со стороны пустоши. Песчаная кошка потянулась и начала вылизываться. Сначала лапы, потом спину, а потом и морду. Закончив с процедурой умывания, Ряби осмотрела лагерь. Он был пуст. Ну, почти пуст. В самом центре сидела чёрная кошка среднего роста.Ракитник,- подумала песчаная. Бывшая ученица старшей воительницы сидела с очень плохим видом. Она ели держалась сидя, голова повисла, не имея ни какой силы держаться.
- Ты тоже плохо выспалась?- как обычно, с заботой спросила Рябина. О да, воительница тоже если заснула этой ночью. В лагере кто-то возился. Да так громко и раздражительно, что заснула песчаная кошка только под рассвет. Ну, ни кто не хотел вставать и узнавать, что это шумело. Точнее, кто шумел. Но потом один воитель не удержался и пошёл "удалять" источник шума. Оказалось, что это котёнок. Эх... Вот бы и мне таких спиногрызиков...- подумала кошка. Потряся головой, Рябина посмотрела на полную кучу с добычей.
- Перекусим?- снова спросила кошка. В животе урчало так, что наверно, даже самый дальний уголок пустоши его слышал.

0

4

Тёплое солнце ласкает своими лучами спины тех, кто проходит по земле. Ветерок смело играется длинными колосьями пшеницы, когда-то посеянной в этом месте Двуногими. Белоногие берёзки тихо шепчутся в своей светлой просторной рощице, балуя всех мимо проходящих прекрасным шелестом их молоденьких листочков. В небе витает запах свободы и атмосфера безграничного счастья, радость расползается по всему телу того, кто осмелится вдохнуть этот воздух. Божественные пения превосходных лесных маэстро – соловьёв, разлетается по всему лесу, когда-то давно населённую котами, величавших себя воителями.

А где это всё теперь?

Ракитник подняла свою голову и медленно, внимательно всматриваясь во все детали окружения, осмотрелась. Худые, ничем неприглядные деревья вдали, тусклые, совсем незаметные на фоне серого неба, загруженного тяжёлыми тучами, и светлым, отчасти грязным снегом. Живая природа угасала с каждым днём всё больше и больше, уступая место суровому сезону. Подумать только, это всего лишь начало уготовленных кем-то сверху испытаний, что следует пережить воителям в пору Голых Деревьев. Ракитник подавила вздох, казалось, голова тяжелела от подобных тёмных мыслей. Надо было срочно отвлечься, и, как кстати, на поляне появилась Рябина. Старшая воительница вальяжно прошлась от палатки соплеменников, наконец, остановившись рядом со своей бывшей ученицей. То время, когда они вдвоём выбегали на пустошь, дабы начать свои тренировки, давно осталось позади, чего не скажешь о взаимоотношении двух давних подруг.

Ты тоже плохо выспалась? – только после этих слов Ракитник начала осознавать всю серьёзность ситуации. Неужто синяки под глазами на фоне чёрной шерсти воительницы столь заметны? Кошка одобрительно кивнула, давая положительный ответ. Словами подобному горю не поможешь, скорее, в данном случае стоит поскорее выспаться, но, к сожалению, время не то.

Чёрная воительница перевела взгляд на свою наставницу. Та, мягко говоря, не была свежее. Помятые бока в сочетании с заспанными глазами явно говорили о том, что самой Рябине ночью спалось не лучше. Видать, тот несмышлёный котёнок добрался и до старшего поколения. Неожиданно послышался звук, звук, который знает наизусть каждый кот, живший хоть раз в сезон Голых Деревьев. И этот звук, нечто иное как просьба, мольба наконец-то удалить голод. Да, чей-то живот явно докладывал о желании в срочном порядке подкрепиться. И кажется, мольба была направлена в сторону Рябины. Сразу же за этим последовал вполне логичный вопрос: «а не пойти ли подкрепиться?» Оно –  дело хорошее, только вот, любому уважающему себя воителю сперва требуется сходить на охоту.

Сперва, Воинский Закон, – воительница подняла голову и, прищурив янтарные глаза, продолжила: – после можно и животы набить, – в своей привычной манере сказала Ракитник, поднимаясь с холодной земли. Кошка слегка махнула хвостом, приглашая собеседницу следовать за ней. – Думаю, границы племени не будут тебя долго ждать, а дичь, живущая там, тем более.

С этими словами воительница направилась к выходу из лагеря племени Ветра, держа курс по направлению к Лунному Ручью. Кто знает, возможно, наши герои смогут там найти что-то для себя.

+1

5

Я проснулась и лежала на своей подстилке уже как десять минут. Может больше. Неважно. Бездумно уставившись неприлично злым и напряженным взглядом куда-то сквозь стену пещеры, я с удивлением обнаружила, что в моей голове нет ни одной четко сформулированной мысли. При этом я думаю... Как? Просто. Ни. О. Чем.
- Что же, личный ад располагает к раздумьям. О чем? Ни. О. Чем.
- Прекрасно, - ответила я на собственные реплики в голове, предварительно хмыкнув. Пора уже отвыкать вести мысленные разговоры самим с собой.
Чуть ли не со свистом я взмахнула хвостом, встала и быстрой поступью вышла из пещеры. Даже не посмотрев на свою "замечательного" вида шубу. Растрепанней только ёж. Или еще кто-нибудь, кто обладает нелюбовью к гигиене и длинной шерстью. Я раздраженно фыркнула и вытащила морду на трескучий, как сначала показалось, мороз. Я сморщила нос и поджала уши от холода. Не поверите, но я стала еще растрепанней, хотя в мой "замороженный" мозг не лезла мысль, что можно быть еще лохматей. Однако от холода шерсть моя чисто автоматически распушилась. За что я ее люблю, так это за тепло, которое она дарит. А то была бы совершенно не нужной вещью.

Главная поляна встретила меня ослепительно белым, донельзя чистым и препротивно сверкающим покрывалом снега. Придется морозить лапы, друзья мои... - мысленно обратилась к двум сонным котишкам я. В одной из них я узнала Рябину, а в другой признала Ракитник. По-моему их так зовут... - прищурилась я, после чего криво усмехнулась.
Небо было темно-серого оттенка, что значило лишь одно: небо полностью затянуто облаками. Хотя кажется что не облаками, а одной здоровой тучей. Наверно будет снег.
Тем временем Ракитник что-то сказала Рябине и развернулась чтобы уйти. Ну уж нет, такой шанс испортить кому-то день я не упущу! - я злобно хмыкнула и спрыгнула со скалы, на которой находилась и резво помчалась за Ракитник, которую скоро нагнала и, ни капли не запыхавшись, села и ровным голосом протянула:
- Сто-о-о-я-я-ть! - я сделала акцент на последней гласной и закатила глаза, изображая кота, который в тысячный раз говорит заученный им текст и проговорила скороговоркой, - Ракитник, куда бы ты сейчас не поперлась, куда бы ни собиралась ты - Рябина, вы сейчас же откладываете все дела, будь-то вершащие вашу дальнейшую судьбу поступки, будь-то желание пожрать и идете со мной в утренний патруль. Вы должны пойти со мной. Вы в большой опасности. Потому что, если вы не пойдете со мной, я вас прибью, - свою речь я закончила милой улыбкой. Точнее дополнила. Хм, мое настроение все больше склоняется к отметке "хорошее", сегодня может и дойдет до "отличное". Если какая-нибудь мелочь не выбесит. Хах, например,  кошмар приснился, упала где-то и еще миллион причин, по которым я могу набросится на кого-нибудь и свернуть шею, попутно оторвав лапы и в хаотичном порядке запихивая их в определенные участки тела...
Я мрачно улыбнулась своим мыслям. Личный ад... Сегодня я разделю его с двумя замечательными "жертвами". В чем они виноваты? На глаза попались, звездные предки их раздери. Слишком рано встали. Не надо было... Ахах, сами виноваты, что попались на глаза ужасному чудовищу, которому было одиноко... Которое хотело встретить кого-нибудь... Чтобы наорать. Я с нетерпением ожидала реакции своих подопечных, ведь я люблю издеваться. Я ведь маленькая мразь...

+1

6

Недвижимый, словно скала, на которой гнездится громокрылый орел. Две капли бронзы вместо глаз, как молнии под перьями величавой птицы. Ветер ворошит шерсть кота, как морской прибой старается вырвать лоснящиеся водоросли с остроконечных рифов, но риф недвижим, вечен, тверд и холоден. Кисточки на ушах трепетали. Дуновения ветра не были похожи на ангельские поцелуи матери - скорее бешеная собака старалась схватить кота за загривок и разорвать в клочья. Ветер свистел и завывал и казалось, что эта собака вот-вот сомкнет чудовищную пасть на шее воина, поднимет к самому небу, ударит о голубую высь, переполненную облаками, и шмякнет о землю. И не будет больше воина, лишь изуродованное тело, подобное камню, заросшему мхом. Но нет, этот риф не сдвинуть. Даже невидимая собака обломает клыки, если попытается схватить воина, а тот, и глазом не моргнув, вцепится клыками в горло, раздирая когтями её огромную мягкую тушу, состоящую и бурь и вихрей, да втопчет в землю-матушку. И не будет бешеной собаки, а будет котам счастье. Вихревая собака знает это и не трогает котов, ибо когда явится воин, способный отомстить за каждого ею убитого, долго придется собаке искупать свой грех перед всем родом кошачьим. Собака лишь играет, забавляется, скачет вокруг лагеря котов, да не обидит своих друзей. Нигде так не резвится вихревая собака, как здесь, ловко подбрасывая в воздух пыль, щелкая клыками над ушами котов, прихлопывая огромными когтистыми лапами маленьких непослушных котят по носу. А воин следит, чтобы не распоясался огромный зверь.
Вот и сейчас собака, обезумев от счастья, вертелась по лагерю, завывала от счастья и звала котов играть, билась боками о листву деревьев и все норовила ударить своим могучим неповоротливым телом кота, сидящего, словно одинокий утес, возле края поляны. Тот не двигался, мрачно и немо глядя далеко-далеко за лагерь, туда, где жили другие коты. Те другие коты звались детьми Грозы - огромной хищной птицы, сверкающей своими когтями, когда тучи разродятся и сотнями маленьких котят-капелек и орошают землю. Те коты сильны, благородны, ловки, а друзья вихревой собаки быстры, выносливы и горды. Волкодав был сыном громокрылого орла и вихревой собаки. Он мог взвиться к верхушкам деревьев, словно ловкая белка, а мог пробежать по полю, будто юркий аспид. Он был ни тем, ни другим, ничем и всем разом. Он был воин своего племени и его враг, он был другом вихревой собаки и громокрылого орла. Но он никогда не делил котов, как детей Грозы,Ветра, Тени и Реки - он делил их только по одному правилу "Ты либо мой противник, либо был им, либо будешь им" - и это исконно верно, ибо ни семьи, ни друзей у кота не было, чтобы он мог точно знать, что есть те, кто не вцепится тебе в загривок, когда ты повернешься спиной, чтобы прикрыть его грудью.
Молчаливый, полный скорби и сожалений, восседающий, словно страж, он глядел вдаль. Он не слушал возню котят возле детской, не слышал историй старейшин, вышедших погреться на солнышке, не слышал смех разговаривающих воителей. Он был один. Были они и был он. И они - не его противники. И он не тронет их, а будет оберегать от тех, против кого выстоять они будут не в силах.

+2

7

Холмистая местность---->
За то время, что они шли "в лагерь к предводителю", любопытство Аквилла перевалило за все мыслимые и немыслимые грани. Котик, которого звали Колючкой, успел объяснить одиночке, что есть его не собираются. Не сказать, чтобы Вила это успокоило, но по крайней мере он понимал, что в ближайшее время останется жив. Правда, насчёт того, что он останется цел, Аквилл очень сомневался. Видимо, эти коты очень не любили, когда на их территорию забредал кто-то чужой. Впрочем, одиночке было не привыкать к подобным ситуациям, ведь коварная судьба, словно измываясь над ним, подкидывала очередную лажу, когда казалось, что началась спокойная жизнь. Через некоторое время ходьбы до чутких ушей Вила донеслись голоса котов, а позже Аквилл увидел большую поляну, на которой кипела жизнь.
- Это и есть лагерь? - обратился он к провожатому.
Впрочем, это и так было понятно. Но когда Вил пересёк границу поляны, на него уставилось множество кошачьих глаз, а разговоры затихли. Где-то даже послышалось отнюдь не дружелюбное шипение. Такой резкий переход от шумной болтовни к гробовой тишине сильно напрягал слух одиночки. Но, тем не менее, Аквилл старался быть дружелюбным с этими котами. Он приветственно склонил голову и на его мордашка засияла улыбка.

0

8

Среди беспокойно колышущегося моря вереска не было и намёка на вход в лагерь. А между тем Колючка, лёгкой рысцой бежавший рядом с Аквиллом, один за другим подмечал признаки приближения к лагерю. Спуск на главную поляну появился неожиданно, может быть, для Аквилла, но не для рыжего оруженосца. Колючка легко сбежал на поляну, замыкая цепочку котов, возглавлял которую глашатай.
Дальше всё произошло так, как рыжий и предполагал: наставник направился с донесением к предводителю, оставив пойманного одиночку на попечение Колючки. Котик с гордым видом уселся подле Аквилла и обвил хвостом лапки. Взгляд зелёных глаз он устремил на соплеменников, высыпавшихся из палаток. Племя, окружившее оруженосца и пленника, перешёптывалось, ветер шевелил вздыбленные шкуры.
Колючка ничего не стал говорить, справедливо рассудив, что это не его обязанность. Он покосился на Аквилла и усмехнулся - по дороге в лагерь одиночка спрашивал, не съедят ли его. Да за кого он нас принимает? Колючка почесал за ухом, размышляя, зачем они, собственно, тащили одиночку в лагерь. Выдворили бы за границу и все дела. Пути глашатого неисповедимы, - рассудил рыжий. Того, кстати, не было уже довольно долго. Колючка начал нервно выпускать и втягивать когти, оставляя на земле неглубокие борозды.

0


Вы здесь » Cats-Warriors. Time is a river! » Лагерь » Главная поляна